C

Великий Проект
двадцатого столетия

Дуглас Рид


 

Президентский «посредник»


Я не владею информацией о том, был ли этот мистер Хопкинс когда-либо назначен на должность, которая наделяла бы его правом вести себя как империалистический деспот. Предположительно мистер Рузвельт, который любил предстать в виде простого человека, просто сказал: «Вперед, Гарри».

В любом случае, этот Хопкинс был фигурой заговора и только благодаря этому он смог стать постоянным резидентом Белого дома. Даже мистер Черчиль был взят в оборот этим практически неграмотным «посредником», который, как и мистер Хауз, любил хвалиться: «Ни один высокопоставленный иностранец не въедет в Америку без разговора со мной...Все послы мне регулярно докладывают...»

В прошлом, когда Запад стремился развиться до определенного уровня цивилизации, люди, которые достигали высоких постов в своих странах являлись в некоем роде символом опыта и профессионализма. У мистера Хопкинса такого опыта не было. Как доктор Киссенджер тридцать лет спустя, он был неизвестен широкой общественности, когда он начал вести себя в этому узком мирке подобно Колоссу. Он перескачил из Ист-Сайд из группы клакеров для Карузо и Джеральдин Фаррар для урочной работы в Красном Кресте в 1917 году, перейдя затем в благотворительную работу в трущобах. Знакомые описывали его как «настойчивого язвенного типа, с натянутыми струнами нервов, безконечного курильчика и потребителя черного кофе».

Этот человек, по словам мистера Шервуда, был «во всех отношениях безусловным фаворитом Рузвельта» (большего унижения для Рузвельта вряд ли можно было придумать). С 1937 года он был человеком-разрушителем и восемь последующих лет правления Рузвельта пранировал распределение миллионов долларов. Американский Конгресс и другие политики были к тому времени дезинформированы президентом и коррумпированной прессой и полагали, что все идет отлично, но редкий голос в Конгрессе все же хотел знать больше о неконтолируемых и неучтенных богатствах, которые переводились в Москву. Это раздражало шедрого подателя, который обходился с Конгрессом подобно тому, как заговорщики обращались с Рокландом в романе мистера Хауза.

«Соединенные Штаты, - говорил он в ответ на предложение о том, что прежде чем оказывать дальнейшую помощь Советской России, следует затребовать подробную информацию о военной обстановке в стране. – Соединенные Штаты делают такие вещи, которые бы они не сделали для другой страны без подробной информации. Это решение действовать без наличия полной информациии было сделано без опасения... но здесь речь идет не о политике... этот вопрос постоянно поднимают различные политические группы для нового обсуждения. Я предлагаю ни под каких видом больше не требовать нового обсуждения этого вопроса».

Так говорил мистер Хопкинс из Ист-Сайда - и точка! (На что, без всякого сомнения, заговорщики «весело смеялись»).

Заговор держал Американскую Республику в ежовых руковицах. Когда Вторая Мировая война закончилась «мирной» конференцией в Ялте, Сталин лицезрел своего личного сторонники (включая Гисса) по другую сторону стола, поэтому переговоры с Западными союзниками закончилось отказом половины Европы в пользу коммунистического заговора.

С исторической точки зрения, Ялтинская конференция положила конец Вашингтонской Республике и Британской Империи. Тогда начался процесс распада. Мистер Рузвельт и его «неизменный фаворит» Хопкинс, оба вернулись в Америку умирать. Эти два человека сделали для разрушения Запада больше, чем мог бы сделать любой захватчик.

Hа главную (home)