C

Великий Проект
двадцатого столетия

Дуглас Рид


 

Отовсюду

После окончания Второй Мировой войны я, как и многие другие британские писатели, покинул удушающую атмосферу поствоенной Англии, где социалисты, как стервятники, ждали, когда же Англия сделает свой последний вздох.

По-своему, я уже был жертвой великого заговора. Перед Второй Мировой войной я опубликовал книгу, которая предупреждала о ее неизбежном наступлении, и поскольку я сделал это своевременно, меня считали человеком исключительной прозоливости и проницательности. Мое величие длилось, однако, недолго. Когда я увидел и написал о том, что война ведется исключительно в целях укрепления позиций коммунизма, я был заклеймлен фашистом и вскоре обнаружил, что нахожусь в черном списке всех издателей.

Таким образом, оставив все иллюзии, я прибыл в Южную Африку, подобно Отелло, еще не определив то, чем я буду заниматься в дальнейшем. Следующие тридцать лет и по сей день я получал огромное количество анонимных писем и газетных статей, ведущих атаку на меня. Я, простой корреспордент, обнаружил, что заговорщики мирового правительства не могут и не хотят простить мне мои книги: я пришел к выводу, что никто не уйдет от их мщения, если фавориты заговорщиков и их деяния, правдоподобно описываются как подлые, реакционные и контрреволюционные.

Даже если я и не был в поле их внимания, то, все равно, получил от них сполна. Но это было не самое худшее: я видел, что последняя часть моей жизни, как и двадцать лет между двумя войнами, проходила в тени другой грозной войны, и она, как и прошедшие две войны, снова была инициирована для приближения дня, когда учреждение мирового правительства станет возможным.

Проведя два года в Южной Африке, я нанес визит в Америку, где в то время, наконец-то, была раскрыта гнусная личность Гисса и он был (вынужденно) осужден. Я видел сплоченные ряды его друзей и покровителей, и то, каким влиянием они обладали для того, чтобы защитить своего ставленника и покрыть его деяния. Я видел, как человек, привлекший его к ответственности, был поруган, обречен на нищету, находился под страхом смерти (вскоре он умер; остальные же до сих пор живы). Я видел, как вдова Рузвельта, «мадам грязь» (Madame de Farge) заговора, в суде открыто и язвительно позиционизовала себя в качестве «защитника» Гисса.

Я, журналист до мозга костей, чувствовал, что та Америка, которую знал мир, пропала: страна сгнивала. Я узнал о вещах, которые представляли непосредственную угрозу Южной Африке, мне, моей молодой жене и детям, жившим там.

Я узнал, что Президент Трумэн, занявший президентский кабинет после смерти Рузвельта, имел грандиозные планы для Африки, в которой он никогда не был и о которой он ничего не знал.

Для меня это было очевидно. Унаследовал ли мистер Трумэн план Хауза-Баруха от мистера Рузвельта? Если так, то будущее Африки представилось в мрачных тонах.

Вскоре выяснилось, что мистер Трумэн действительно «унаследовал» всех «смертоносных» спонсоров. Полагаю, что он никогда не был за пределами Америки до того, как стал президентом: Трумэн был типичным представителем американской политической машины, которая, под давлением сторонников Хауза-Баруха, «кроила» президентов по лекалу подчиняемости.

Теперь мистер Трумэн, или кто-то он его имени, организовал впечатляющий проект захвата мира, Программу «Четвертый Пункт», которая также касалась и Африки, совершенно неизвестного ему континента. Согласно «Четвертому Пункту» Президент предложил стоить отличные дороги и железно-дорожные пути, порты и аэропорты и многое другое. Очевидно, что он не имел ни знаний, ни опыта лично осуществить идеи, которые он оглашал. За его речами стоял некто, похожий на Чарли Маккарти.

Одновременно с этим, коммунистический лидер Америки (в то время это был мистер Ерл Броудер) выдвинул программу массового вторжения в Африку, которая по своей сути дублировала Программу «Четвертый Пункт» мистера Трумэна.

Никто из этих благодетелей, ни Америка, ни Советский Союз, не имели представителей или платцдарма в Африке. И как же теперь быть, когда уже провозглашены все эти замечательные идеи? В тот момент кровь застыла у меня в жилах от сознания того, что в Африке наступят мрачные дни, подобно тем, чтобы пережили Австрия, Чехословакия и Польша.

Я написал книгу о том, что мне открыла Америка («Повсюду»). Думаю, это последняя книга, которую мне разрешили опубликовать в Англии, и после этого на меня набросились с еще большим поклепом, чем из-за предшествующих трех или четырех книг. Эта новая книга также приобрела способность «исчезать» с полок библиотек. Библиотекари, опрошенные мной, говорили, что знали, что это случится, но не могли поймать «книжных воров».

Hа главную (home)