C

Великий Проект
двадцатого столетия

Дуглас Рид


 


Сближение с коммунизмом


В 1960 году вслед за Эйзенхауэром президентское кресло занял Джон Кеннеди, наследник чрезвычайно состоятельной семьи из Массачусетса. Он был убит до окончания своего первого президентского срока, но его предыдущая карьера указывала на то, что не было бы никаких изменений, если бы он дожил до завершения своего президентства. Причина его убийства никогда не стала достоянием общественности. Его жизнь оборвалась раньше, чем Кеннеди показал, что бы он мог, и что бы он в действительности совершил, но все указывало на то, что президент продолжил бы курс, установленный четырьмя его предшественниками.

Причиной его «устранения» мог служить тот факт, что он «восстал против Москвы», потребовав и добившись отвода советских ракет, направленных на США, из Кубы. Ракеты были обнаружены на фотографиях, сделанных с воздуха. Если бы такая версия была правдой, то тогда Кеннеди нанес своим политическим решением смертельное оскорбление Революции, и такое объяснение его убийства кажется весьма правдоподобным.

Эта версия, как мираж в пустыне, жила в умах массы американцев, которые жаждали утвердительного ответа на вопрос Сенатора Роберта Тафта: «Действительно ли мы имеем ввиду нашу коммунистическую политику?»

К несчастью, указанное предположение о причине убийства Президента Кеннеди так и не было подтверждено доказательствами, а в контексте американского политического курса в этом веке, вообще кажется невероятным, поэтому это убийство продолжает оставаться неразгаданной загадкой.

Другим странным событием короткого президентства Кеннеди являлась плохо организованная атака на Кубу объединений, депортированных из страны, которая закончилась полнейшим фиаско, которое может указывать на то, что они были преданы кем-то из Государственного Департамента или из СВС.

Вице-президент США, мистер Линдон Джонсон, занял президентское кресло своего убитого предшественника и оставался на нем до 1968 года, не изменяя политической линии Хауза-Баруха.

Из-за своего подчинения доминирующей идее создания мирового правительства американские президенты становились некими тенями, и мистер Джонсон был не более выдающейся фигурой, чем его предшественники. Можно даже сказать, что упомянутый президент проявлял рвение в следовании курсу Хауза-Баруха, линии Вильсона-Рузвельта, Трумэна-Эйзенхауэра-Кеннеди.

В то время «инсайдер» СВС обмолвился фразой, которая указывает на такой политический курс. Намеки на «сближение с коммунизмом» периодически появлялись во всемогущей и полностью подчиненной «прессе», для того, чтобы у американцев мог сложиться понятие о том, что их ждет.

В 1968 году отчаявшиеся массы американцев думали, что, наконец, увидели свет в конце туннеля своих несбывшихся надежд, когда с большим перевесом голосов был избран на президентство мистер Ричард Никсон. Это был человек, чье имя было связано с событием 1949 года, которое для американцев стало светом в окошке в те непростые времена, а именно: разоблачение и осуждение предателя Гисса. В действительности, Гисс был обвинен только в «лжесвидетельстве», отрицая то, что был агентом коммунистов или имел теоритически некие сверх-секретные документы, отправленные в Москву: влияние заговорщиков было достаночно сильным для того, чтобы защитить его от более серьезного обвинения в «государственной измене» и более сурового наказания. Тем не менее, Гисс был вынужден «выйти на свет» и получить свое наказание, - этого добился конгрессмэн Ричард Никсон.

Казалось, что спасение пришло как свежий ветер. Теперь, как думали избиратели, появился человек, который действительно понимает «смысл политики коммунизма». Он доказал это 19 лет назад – и это не было забыто. В те времена президентского протектората, оказываемого шпионам и предателям, людям было чрезвычайно сложно найти человека, слова которого не расходились бы с делами. Другим таким человеком был лишь Маккарти, но он был «дискедитирован» и мертв.

Не суждено было сбыться еще одной иллюзии – мистер Никсон был таким же, как и предшествующие ему президенты. Он также должен был строго придерживаться установленного политического курса. Согласно лозунгам предвыборной компании он обещал решительное искоренение коммунистов в правительстве. После избрания Никсон об этом обещание практически «забыл».

Никсон даже превзошел прежних президентов в дефицитном расходовании государственной казны на нужды «всеобщего благосостояния государства». Он совершил неформальную поездку в Москву и фактически списал Советсткому Союзу долг военного времени по поставкам в размере 9. 100.000.000 долларов США и предложил следующий кредит в размере 2.500.000.000 долларов США на покупку американского экспорта.

Пятьдесят лет спустя, со времен президентства Вильсона, Америка продолжала оставаться банкиром Революции.

Hа главную (home)